На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Алпатов М.В., Ростовцев Н.Н.
Искусство. Живопись, скульптура, архитектура, графика
стр. 20

тектуры и оставшейся таковым для легких строений и позднее. Страна Нила бедна деревом, зато богата превосходным строительным камнем. С тех пор как архитектура взялась за большие задачи, старых строительных средств — нильского ила, тростника, кирпича, дерева — больше не хватало или они не могли дать требуемого впечатления величия и роскоши. Храмам-усыпальницам царей IV династии должны были предшествовать долгие опыты создания кирпичных и деревянных построек. В них все формы так хорошо продуманы в камне, что не остается и следа каких-либо исканий. И это имеет огромное исторические значение,.потому что, как мы увидим, архитектура Передней Азии никогда не освободилась от кирпича, греческие и римские храмы долго строились тоже из необожженного кирпича и даже северная архитектура осталась бы деревянной, если бы не римское, а затем романское каменное зодчество, воздействовавшее на нее. При исследовании оказывается, что движущей силой мировой архитектуры, внедрившей каменное строительство, был Египет, оказавший влияние сначала на Крит и Переднюю Азию, а затем и на Грецию. История каменного строительства начинается с храмов четвертой династии.

С введением каменной балки был введен и каменный столб, а тем самым и новый способ создания подвижности пространства. Большие помещения могут быть перекрыты потолком, варьированы в плане, снабжены пролетами. Возникает новый элемент выражения пространства: ритм ряда подпор, в котором одинаковая стереометрическая величина сокращается в перспективе и повторяется через равные интервалы. Охватывая глубину, глаз находит и препятствия и точки опоры; охватывая высоту, он получает благодаря подпоре определенную ориентацию. Благодаря игре сбета и тени подпора кажется пластическим телом со светлыми и темными плоскостями. Таким образом, возникают дифференцированные внутренние помещения с многочисленными пролетами и разрезами, светом и тенью.

Однако вскоре мощные столбы, как в постройке Хефрена, показались слишком тяжелыми для восприятия; они занимали слишком много пространства, заслоняли пролеты, были недостаточно живыми. Тогда они заменяются колонной (может быть, это происходит на исходе IV династии и при смене ее

V династией). Колонна — это наиболее чистое выражение поэтической сущности архитектуры. В обычной жизни она не нужна. Но повсюду, где ищут форму выражения величие и роскошь, жизнерадостность и фантастика, колонна является главной выразительницей праздничного мироощущения. Колонна — не абстрактная форма; она подобна произведению природы, передавая и отражая, как ни одна строительная часть, человеческие переживания.

Иногда, как например в памятнике Заху-ре, она является просто стержнем цилиндрической формы с основанием и абакой, иногда у равноугольного столба срезаются края, четырехгранная форма превращается в восьми- или шестнадцатигранную и стороны «каннелируются», создавая колонну, неправильно называемую «протодорийской», которая появляется вновь в эпоху двенадцатой династии Среднего царства на фасадах гробницы Бени-Гассана. Но здесь столб остался таким, каким он был: он лишен символичности, неритмичен. Это просто стереометрическое тело.

Совсем иные, фантастические, колонны, воспроизводящие растительные формы, появляются в храмах-усыпальницах V династии; постепенно услож