На главную
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
     
все страницы

Алпатов М.В., Ростовцев Н.Н.
Искусство. Живопись, скульптура, архитектура, графика
стр. 10

мелкими белыми клеточками, а руки и бедра увенчаны каким-то стилизованным цветком. Характер маски типичен для Западной Африки; подобные маски до сих пор используются племенами сенуфо с Берега Слоновой Кости во время обрядов инициации. Открытие подобной фигуры в самом сердце Тассили имеет очень большое значение; отныне мы знаем, что анимистические маски инициации были в ходу еще в древние времена. До сих пор это было неизвестно.

Далее следуют весьма странные композиции. Наиболее типичная из них — «пловчиха» — тоже находится в Ауанрхете. Это женщина с преувеличенно вытянутыми конечностями; она, по-видимому, плывет, держа за голову и увлекая за собой скорчившуюся человеческую фигуру. Ниже изображен другой человек, появляющийся из какого-то яйцевидного предмета, покрытого концентрическими кругами, который напоминает либо яйцо, либо, что менее вероятно, улитку. Толкование сцены требует осторожности, поскольку подобный сюжет встречается в наскальных рисунках впервые. Можно лишь отметить, что эти фигуры находились рядом с рисунками, испытавшими влияние египетского искусства. Корни верований, распространенных в Египте эпохи фараонов, лежат в более далеком прошлом, поэтому не исключено, что здесь изображено путешествие умершего в загробный мир.

И, наконец, следует выделить группу фигур, среди которых наиболее примечательна наша «Антинея» из Джаббарена. Эта великопленая фреска была обнаружена в низкой скалистой впадине. Рассматривать ее там было трудно, и возникает вопрос, почему столь высокохудожественное произведение в таком трудном для обозрения месте. Некоторое сходство отдельных деталей «Антинеи» с «Белой дамой» из Ауанрхета указывает на этнографическую связь между ними. В других местах Джаббарена мы нашли изображения мужских фигур в том же стиле.

Египетское влияние проявляется в отдельных рисунках человеческих фигур в Джаббарене и Сефаре, типичных своими головными уборами и очень своеобразным выполнением в серо-голубоватых тонах с использованием ярко-красной охры и белой глины.

При первом же взгляде на тассилийские фрески поражает их многоцвет-ность, совершенно не свойственная рисункам доисторических художников. Обычно их палитра небогата: основой служат красная охра, белая глина (образовавшаяся из каолина) и окись марганца. Но в Тассили, оказывается, на большом пространстве между массивами Тамрита и Джаббарена, имеются охристые сланцы, которые кое-где выходят на поверхность. Различные пласты сланцев под более или менее интенсивным воздействием солнечных лучей меняют свою окраску. Нижние, самые защищенные от солнца пласты состоят из темно-красной охры почти шоколадного цвета. Затем цветовая гамма светлеет: на смену приходит кирпично-красная, светло-красная и желтая охра. Последняя имеет массу оттенков, вплоть до зеленоватого.

По-видимому, охру вначале растирали в порошок, затем смешивали с каким-то связывающим составом. Природа состава еще окончательно не установлена, но после анализа кусочков охры, снятых с фрески на скале джебеля Уэната, оказалось, что туда входили молочный казеин и растительный клей из акации. Мы выяснили также, что состав охры в различные эпохи не был одинаков. Так, например, фрески в стиле «круглоголовых», выполненные желтой охрой, поначалу представляли собой нечто вроде наложенной довольно