На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет- библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая    

Янин В.Л.
Актовые печати Древней Руси XV в.в.
в двух томах
стр. 14

Русь находилась в достаточно тесном политическом и культурном взаимодействии с Византией, вполне допускающем возможность заимствования не типа, а самого обычая металлической вислой печати. Известное основание для такой постановки вопроса дает знаменитое упоминание русских печатей в договорах Игоря и Святослава с греками2. Иными словами, в своем хронологическом анализе нам следует установить, действительно ли поставленный Н. П. Лихачевым в начале русской сфрагистики тип печатей с изображением святых и греческой строчной надписью является для Руси первоначальным и не предшествовала ли его появлению иная традиция, берущая начало в более раннем периоде. Первый вопрос, на который требуется ответить,— к какому времени относится проникновение в русскую сфрагистику заимствованного из Византии тина со строчными надписями. Особое внимание в этой связи нужно обратить на историю княжеской, светской буллы. Именно княжеская печать способна сохранить на себе элементы или пережитки древних сфраги-стических традиций, если они и в самом деле существовали. Напротив, история церковной буллы не может не быть изначально связанной с византийской традицией в чистом виде, поскольку на протяжении XI в. сами иерархи, пользовавшиеся такой буллой, присылались из Константинополя, где, нужно полагать, изготовлялись обычно и матрицы их печатей. Княжеские печати интересующего нас типа дошли до нас в заметном количестве. Всего таких печатей к настоящему времени зарегистрировано 37 экземпляров. Некоторые буллы известны в двух и даже в трех экземплярах, но большинство печатей — уникумы. Сравнение их между собой позволяет установить, что при оттискивании этих булл употреблено 27 нар матриц. Такого количества вполне достаточно, чтобы вынести суждение об общих хронологических рамках бытования типа. Печати Андрея-Всеволода. Чаще всего в группе рассматриваемых печатей встречаются буллы с изображением на одной стороне апостола Андрея и греческой надписью: + K[ûpt] s Роти&еи тй ой Sotii. o) 'Аѵбреа ш EpXà8 o, т.е. «Господи, помози рабу своему Андрею Свладу» — на другой (свод, № 15— 22). Сравнение между собой всех экземпляров (а их известно 9 при 8 парах матриц) обнару- 1 «Ношаху ели печати здати, а гостье сребрени» (Договор 945 г.;ПСЛР, т. II. Изд. 2. СПб., 1908, стб. 36—37); «и написахом на харатьи сеи и своими печать-ми запечатахом» (Договор 971 г.; там же, стб. 61). живафт, что все они близки друг другу и мысль о возможной их принадлежности разным владельцам полностью исключается. Различные варианты этого типа представляют собой разные этапы копирования, в основе которого лежит один образец. Эти этапы последовательного копирования могут быть установлены путем выяснения очередности, в какой безупречный поначалу образец (№ 15) подвергался все новым и новым искажениям. Варианты № 16 и 17 еще сохраняют соответствующее образцу разделение надписи на строки. На вариантах M 18 и 19 конечная омега второй строки перекочевала в начало третьей строки. На варианте № 20 деформации подвергается конец предпоследней строки, утратившей сигму, в результате чего «Склад» превратился во «Клада». На вариантах № 21 и 22, унаследовавших особенности предшествующего варианта № 20, кроме того, утраченной оказалась последняя буква последней строки. Самый характер искажений, при которых наибольшей деформации подвергались буквы, находящиеся на краю поля, т.е. труднее читаемые, говорит о том, что копирование матриц производилось резчиками, не знавшими греческого языка и не понимавшими воспроизводимой ими надписи. Впрочем, уже на экземпляре № 17, очень близком оригинальному, исходному варианту, имя святого изображено через «ять», что выдает руку русского мастера. Атрибуция рассматриваемого типа была предпринята Н. П. Лихачевым, который истолковал второе имя легенды как мирское имя владельца печати, эллинизированную форму русского имени Всеволод, и установил тем самым, что владельца буллы, носившего в крещении имя Андрей, в быту называли Всеволодом. Это сочетание позволило исследователю прочно связать всю группу таких булл с именем Всеволода Ярославича, единственного в XI в. князя Всеволода, принадлежность которому описанных печатей может служить объяснением и обилию их вариантов, которые все без исключения найдены в Киеве или на Киевщи-не8. Во времена Н. П. Лихачева не было известно прямых свидетельств принадлежности Всеволоду Ярославичу крестильного имени Андрей. Косвенным же указанием служило сообщение летописи о постройке Всеволодом церкви св. Андрея, при которой его дочерью Янькой был основан монастырь 4. Это свидетельство было проецирована Н. П. Лихачевым 3 В. П. Лихачев. Указ. соч., вып. 1, стр. 152—154. * ПЕРЛ, т. И, стб. 197 (Ипатьевская летопись под 65S9 г.).


  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
 
 

DOWNLOAD THE ONLY FULL EDITIONS of

Sir John Froissart's Chronicles of England, France, Spain and the Ajoining Countries from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV in 12 volumes

Chronicles of Enguerrand De Monstrelet (Sir John Froissart's Chronicles continuation) in 13 volumes